2021-12-05

Приветствую Вас Гость | RSS
 

 Мамед Велимамедов: Азербайджано-иранские отношения. - Политика - Азербайджан - Каталог статей - Информационный портал SamElla.ru

Главная » Статьи » Азербайджан » Политика

Мамед Велимамедов: Азербайджано-иранские отношения.
          

 SamElla.ru Азербайджано-иранские отношения имеют для обеих стран очень важное значение и в то же время носят крайне неоднозначный и запутанный характер. Во многом это связано с тем, что эти отношения имеют множество аспектов и своими корнями уходят в далекое прошлое. Парадокс заключается в том, что это прошлое даже сегодня играет в одном случае положительную и объединяющую эти страны роль, а в другом – одновременно негативную и разъединяющую роль.

  В данной работе не ставится целью оценка прошлого азербайджано-иранских отношений. За временный отрезок будет взят период с 1991 года, с момента обретения Азербайджаном независимости.

Еще до официального распада СССР, 12 марта 1991 г., Иран одним из первых признал Азербайджанскую Республику, а в середине августа 1991 г. президент Аяз Муталибов посетил Тегеран с первым официальным визитом. Три месяца спустя, в декабре 1991 г., состоялся визит иранского министра иностранных дел Али Акбара Велаяти в Баку. В результате стороны наладили первые дипломатические отношения, подписали ряд соглашений по политическому, экономическому и культурному сотрудничеству. Более того, по инициативе иранской стороны был решен вопрос о приеме Азербайджана в Организацию экономического сотрудничества, в которую тогда входили Иран, Турция и Пакистан, а также в Организацию Исламская конференция.

   Взаимоотношения с Ираном при А. Муталибове были столь активны, что последнему даже приходилось публично открещиваться от обвинений в исламистской направленности  внешней политики Азербайджана. Ведь в тот период в Азербайджане в общественных настроениях доминировали идеи пантюркизма, и такая политика А. Муталибова далеко не всеми приветствовалась в республике. Особенно против такой политики выступали оппозиционные силы во главе с НФА.

Пытаясь еще больше сблизиться с Азербайджаном и закрепить свой успех, Иран тогда поддерживал его в карабахском конфликте. По Ирану не раз прокатывались демонстрации в поддержку Азербайджана. Многие граждане Ирана, особенно азербайджанцы, заявляли о готовности воевать на стороне братьев-мусульман против армянских агрессоров[1]

   Были достигнуты значительные улучшения в коммуникационных и транспортных соединениях между Азербайджанской Республикой и азербайджанскими провинциями Ирана. Появились прямые авиационные и автобусные рейсы. Были установлены связи и подписаны соглашения между администрацией азербайджанских провинций Ирана и правительством Азербайджанской Республики, в области торговли, образования, научных исследований и экономического сотрудничества. Первоначально Иранские власти приветствовали контакты по обеим сторонам границы, надеясь на распространение своего влияния на новорожденную Азербайджанскую Республику.

Более того, Иран решил сыграть более весомую роль в карабахском конфликте и взял на себя роль посредника, предложив 7–8 мая 1992 г. провести в Тегеране переговоры лидеров Армении и Азербайджана. При этом Иран заверил власти Азербайджана, что армяне дали согласие на перемирие на период переговоров и никаких военных операций предпринимать не будут. Однако эта первая и последняя до сих пор попытка быть посредником кончилась для ирано-азербайджанских отношений катастрофой: Азербайджан поверил в заверения Ирана и ослабил войска в г. Шуше – главном оплоте азербайджанцев в Нагорном Карабахе. Но еще до завершения переговоров в Тегеране армяне внезапно пошли на штурм и захватили Шушу. Это событие во многом стало поворотным в карабахском конфликте, и в Азербайджане до сих пор не могут этого забыть и простить Ирану потерю своего главного города в Нагорном Карабахе[2].

По имиджу Ирана и авторитету его сторонников в Азербайджане был нанесен колоссальный удар, последствия которого сказываются и сегодня. Именно после этого события в общественном сознании северных азербайджанцев закрепилось мнение о проармянской политике мусульманского Ирана. Всякая пропаганда Ирана и всего иранского отныне стала вызывать в Азербайджане сильное раздражение.

Ситуация для Ирана еще более ухудшилась после прихода тогда же, после падения Шуши, к власти в Азербайджане правительства НФА во главе с Эльчибеем. Было заявлено об угрозе безопасности страны со стороны Ирана, а также России и взят курс на союз с Турцией и тесное сотрудничество с Западом. Одновременно Эльчибей объявил о поддержке идеи объединения Северного и Южного Азербайджана и освобождения от персидского господства.

Вскоре Иран осознал, что влияние происходит в обратном направлении. И к концу 1992 года начали ставить препятствия на пути контактов и с целью их сокращения. Так например, в отличие от своей политики в отношении беженцев из Афганистана и Ирака, Иранские власти отказались принять азербайджанских беженцев спасающихся из районов боевых действий с Арменией, опасаясь интенсивного общения между беженцами и "своими" азербайджанцами. Также правительство Ирана изменило свою позицию в Карабахском конфликте в пользу поддержки Армении, так как считало, что победа Азербайджана вдохновит иранских азербайджанцев.

С момента установления дипломатических отношений в 1992 году и по сей день Армения является единственным стратегическим союзником в регионе Южного Кавказа наиболее последовательного врага Государства Израиль - Исламской Республики Иран.

Фактически Ирану Армения обязана своим существованием после крушения СССР. Ибо:

- подписание дипотношений с Тегераном позволило Армении пробить в начале 90-х годов брешь в транспортной блокаде Турции и Азербайджана. Не будь этой «сбалансированной» политики Тегерана, Армения не контролировала бы сегодня свыше двадцати процентов территории Азербайджанской Республики.

- 42-километровый отрезок армяно-иранской границы является сегодня ЕДИНСТВЕННЫМ выходом Армении, имеющей границы с Азербайджаном, Турцией и Грузией, во внешний мир. Именно по территории Ирана проходят сегодня все транспортные маршруты, связывающие Армению с внешним миром;

- мост через реку Араз стал первым крупным совместным армяно-иранским проектом, завершенным в 1996 году. Но принял Тегеран это решение в 1994-м, в период оккупации азербайджанских территорий.

- Введенная в эксплуатацию в 1995 году первая ЛЭП Иран - Армения вывела армянскую энергосистему из состояния паралича и изолированности и, главное, позволила Еревану частично избавиться от российской энергии, поставлявшейся через территорию Грузии.

Стоит отметить, что, в отличие от Азербайджана, с которым у Ирана серьезные разногласия по ряду принципиальных проблем, включая раздел Каспийского моря, отношения Азербайджана с «сионистским образованием» и т.д., контакты Тегерана с Ереваном - теплы и доверительны.

В 1990-е гг. в период карабахского конфликта именно Иран снабжал Армению газом и продуктами первой необходимости и фактически спас ее от экономического коллапса. Впоследствии стороны еще более сблизились, и Иран стал в итоге крупнейшим внешнеторговым партнером Армении. Экономическое партнерство очень скоро переросло в политическое.

В этой связи следует упомянуть визит ныне покойного президента Гейдара Алиева в Иран в мае 2002 года. В ходе встречи на высшем уровне национальный лидер азербайджанского народа призвал Иран выступить против оккупации Арменией азербайджанских земель. На что тогдашний президент ИРИ Мохаммед Хатами ответил отказом, возразив: «Армения - не Израиль, а азербайджанцы - не палестинцы».

В стратегии национальной безопасности Армении, отношения с Ираном указаны как «краеугольный камень» обеспечения безопасности Армении.[3]

В Иране очень надеялись, что с приходом в июне 1993 г. к власти Гейдара Алиева азербайджано-иранские отношения вернутся в прежнее русло. В октябре 1993 г., сразу после избрания Г. Алиева президентом страны, иранский президент Хашеми Рафсанджани совершил визит в Баку и высказал полную поддержку Г. Алиеву. Иран оказал Азербайджану некоторую помощь, так через территорию Ирана в Азербайджан прибыли группы афганских моджахедов, которые принимали участие в боевых действиях против Армении. В то же время, учитывая наличие в Азербайджане огромной армии беженцев в результате карабахского конфликта, в 1993–1994 гг. иранские власти обустроили на юге страны семь лагерей для беженцев, в которых разместились до 100 тыс. человек[4]. Правда, очень скоро из этих лагерей стала поступать информация о том, что они используются иранской стороной для пропаганды ислама среди беженцев. А позже стало известно, что одновременно Иран стал  создавать в Азербайджане откровенно радикальные и воинственно настроенные исламские организации.

Однако в конце 1994 г. в азербайджано-иранских отношениях произошли очередной крутой поворот: 12 ноября Г. Алиев в соответствии с предварительной договоренностью передал государственной Национальной нефтяной компании Ирана (NIOC) 5 из 20% акций, принадлежавших государственной нефтяной компании Азербайджана. Однако через месяц Г. Алиев под давлением США отменил это решение и отказал Ирану в участии в международном консорциуме по разработке нефтегазовых месторождений на Каспии. Естественно, это вызвало гневную реакцию в Тегеране. В Азербайджане учли эту реакцию, и через год Иран был включен в консорциум по месторождению Шах-Дениз с 10% акций.

Из Азербайджана стали без лишней огласки выдворять иранские гуманитарные и общественные организации. Но решающий удар власти Азербайджана нанесли в 1996 г.: все семь лагерей, которые были созданы Ираном, передали западным гуманитарным или международным организациям (ООН, Красный Крест и др.), а иранских представителей попросту попросили из страны.

Одновременно стали сгущаться тучи и над проиранскими силами внутри Азербайджана. В апреле 1996 г. министерство национальной безопасности (МНБ) республики на границе с Ираном задержало 18 молодых членов Исламской партии Азербайджана (ИПА), которые, по официальной версии, направлялись в Иран для дальнейшей военно-политической подготовки в специальных лагерях. Через месяц по обвинению в предательстве Родины и шпионаже в пользу Ирана все высшее руководство ИПА было арестовано, а в апреле 1997 г. осуждено к различным срокам.

Интересно, что азербайджанское общество в целом поддерживало политику властей в отношении Ирана. Даже оппозиция не выступала против такой политики. Наоборот, требовала вести более резкую политику в отношении Ирана и борьбы за права азербайджанцев в этой стране.

Дополнительную сложность в азербайджано-иранские отношения внесла проблема статуса Каспийского моря и разработки энергоресурсов. Однако проблема добычи энергоресурсов на Каспии и его транзита имела в первую очередь геополитический характер. Азербайджан рассчитывал с помощью каспийской нефти не только и не столько улучшить свое экономическое положение (по крайней мере, в первой половине 1990-х гг.), сколько решить карабахский конфликт. Иначе говоря, Азербайджан взял на вооружение политику «нефть в обмен на Карабах». И свои надежды Азербайджан возлагал на страны Запада, и в первую очередь на США. И под давлением США Азербайджан был вынужден исключить Иран из участия в нефтяном проекте.

Реакция Ирана была предсказуемой: он поднял вопрос о статусе Каспийского моря. Однако было очевидно, что позиция Ирана могла измениться. Иран надеялся, что для транспортировки каспийской нефти будет все-таки использован иранский маршрут.

Однако Иран опять ждало жестокое разочарование: под давлением американцев в ноябре 1999 г. Азербайджан отказался от иранского маршрута нефтепровода, отдав предпочтение маршруту через Грузию и Турцию. Такова была цена жертвы Азербайджана за надежду на решение карабахской проблемы благодаря нефти.

В Иране осознали, что борьба за каспийскую нефть проиграна, а Каспий оказался в зоне прямого  влияния его заклятого врага США и исторического соперника Турции. В этих условиях Иран занял еще более бескомпромиссную и жесткую позицию на переговорах по статусу Каспийского моря. Одновременно Иран пошел на откровенное обострение отношений с Азербайджаном. В 2000–2001 гг. по вине Ирана произошел ряд серьезных инцидентов на Каспии. Кульминация наступила летом 2001 г.: 23 июля иранский истребитель совершил полеты над азербайджанскими геолого разведывательными суднами «Геофизик-3» и «Алиф Гаджиев», зафрахтованными компанией «Бритиш петролеум» для изучения месторождения «Алов» в 150 км юго-восточнее Баку. Вслед за этим к судну «Геофизик-3» подошел корабль ВМС Ирана, и иранские офицеры в ультимативной форме потребовали покинуть зону.

В последующие дни иранские боевые самолеты совершили еще несколько полетов над азербайджанской территорией, порой долетая до столицы республики[5].

Эти акции произошли накануне намеченного на август 2001 г. визита Г. Алиева в Иран. Разумеется, визит был отложен. В то же время Азербайджан, осознавая свою слабость в военном противостоянии с Ираном, предпочел воздержаться от активных ответных действий. Акцент был сделан на урегулирование конфликтной ситуации политическими мерами. В первую очередь в Баку свои надежды возлагали на США и Турцию. И эти надежды оправдались: США сделали резкое заявление в адрес Ирана. Еще дальше пошла Турция, чье руководство всерьез даже заговорило о возможном вооруженном конфликте с Ираном.

В Баку срочно совершил визит глава турецкого генерального штаба генерал Хусейн Киврикоглу. За этим последовали демонстрационные полеты эскадрильи «Турецкие звезды» над Баку, что стало символом решимости Турции поддержать Азербайджан. В те дни влиятельная турецкая газета «Хюрриет» даже опубликовала статью «Нота Тегерану:если тронешь Азербайджан, будешь иметь дело с нами»[6].

Сложно сказать, как далее пошли бы события в регионе, если бы не произошли трагические события 11 сентября 2001 г. и не последовали ответные военные акции США в Афганистане и Ираке. Активные действия американцев на мусульманском Востоке внесли серьезные коррективы во внешнюю политику Ирана в регионе. Ведь руководство США прямо назвало Иран следующей после Афганистана и Ирака страной, которая «представляет угрозу демократии». В Тегеране прекрасно осознавали, чем это грозит им, особенно на фоне начавшегося активного проникновения США на Южном Кавказе и в Центральной Азии. В этих условиях не в интересах Ирана было дальнейшее обострение отношений с соседними государствами, и в первую очередь с Азербайджаном. В результате прекратились инциденты на Каспии и провокационные действия иранских вооруженных сил против Азербайджана.

В Азербайджане это оценили, и после годичного перерыва вновь возобновился азербайджано-иранский диалог. А в мае 2002 г. состоялся долгожданный визит Г. Алиева в Иран, в ходе которого стороны подписали договор о дружбе и сотрудничестве. В нем, в частности, содержались пункты о взаимном уважении суверенитета и невмешательстве во внутренние дела. Была достигнута договоренность об ответном визите иранского президента М. Хатами в Азербайджан.

Продолжение следует.




Категория: Политика | Добавил: admin (10.07.2011)
Просмотров: 2007 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[
   НАШИ АВТОРЫ
 ОБЗОР РЫНКА
 
03.03.2012Экономика
Намного впереди: города из второго ряда (1)
03.03.2012Экономика
Онищенко: РФ готова проверить украинские сырные предприятия (1)
01.03.2012Экономика
Белорусский рубль: подозрительное укрепление (2)
29.02.2012Экономика
За иранскую нефть можно будет расплачиваться золотом (0)
29.02.2012Экономика
Кипрский банк потерял 2,5 миллиарда евро из-за Греции (1)
 ТУРИЗМ
 

Новый огромный курорт на Мальдивах (1)

В Италии открылся отель для аллергиков (2)

"Ланта" должна клиентам 300 миллионов (2)

Курорты Ингушетии будут полностью безопасны (1)

Как сэкономить на еде во время путешествия (1)

 МОДА
 

Леопардовые ботильоны и красные туфли - модная обувь 2012 (0)

Самый модный БОМЖ в МИРЕ (1)

Креативные предметы интерьера (2)

Цвет спасет мир (1)

Лондонский вкус (86)

 СПОРТ
 

Вагнер Лав и Карвальо забили по голу в Бразилии (4)

Вальтер Самюэль решил уйти из "Интера" (1)

Теннис: Южный стремится на встречу с Федерером (0)

Российская теннисистка Клейбанова победила рак (1)

Сборная Франции получила капитана на Евро-2012 (1)

 


ВВЕРХ

Samella.ru © 2008 - 2016 г. / Все права защищены.